Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Информация

В Крыму, среди учителей общеобразовательных школ был задуман и реализован проект Конкурс на лучший "Урок нравственности". Подробнее...

Дело знай, а правду помни

В канун Рождества в семье Сергея Антоновича и Марины Ивановны Щербаковых вспоминали, как тяжело начинался 2005 г.

В новогодние дни мы пережили потрясение, которое, слава Богу, имело благополучный финал. Моя дочь, — рассказывала Марина Ивановна, — ожидала рождение третьего ребенка. Все шло относительно благополучно, однако 28 декабря ее досрочно уложили в роддом при московской городской больнице 7, а мы с мужем взяли на себя заботы о старших внуках. Перед самыми новогодними праздниками, 31 декабря в послеобеденное время раздался телефонный звонок, и взволнованная дочь сообщила, что анализ на ВИЧ-инфекцию вызвал подозрение врачей. Хотя два экспресс-теста показали, что ВИЧ-инфекция в крови отсутствует, заведующая отделением настаивала на переводе во 2-й инфекционный роддом на Соколиной Горе и уже вызвала перевозку». Праздничные полмесяца жизни всей страны практически начались: кто домой торопился, кто спешил докупить подарки, кто провожал Старый год в кругу друзей. Эти дни самые суматошные. Что делать? В инфекционный роддом дочь наотрез ехать отказалась, боясь за здоровье ребенка; отправилась под расписку домой, хотя всего лишь два дня назад ее в срочном порядке госпитализировали, сославшись на опасность пребывания дома без медицинского наблюдения. 1 января так и не удалось повторить сомнительный анализ — везде нерабочий день. 2 января в платной лаборатории знаменитого Склифа» (московской больницы имени Склифосовского) экспресс-анализ на ВИЧ-инфекцию оказался положительным. Такое у беременных бывает», — вскользь обронила лаборант. Чтобы сделать более точный развернутый анализ крови, поехали на Соколиную Гору, но ВИЧ-центр из-за праздников был закрыт. Дежурный врач инфекционного роддома 2 помочь в этой ситуации не мог, но дал справку, сославшись на документы и постановления Министерства здравоохранения : Вас обязаны взять в любой роддом; при подозрении на ВИЧ-инфекцию помещают в специальную палату». Попытка сдать пресловутый развернутый анализ не удалась и 4 января — до 10 января все лаборатории отдыхали. Что переживала моя дочь, мне было страшно представить. Чем помочь? Как утешить? Давно знаю: молитвы, обращенные к Господу нашему Иисусу Христу и Богородице так скоропослушны, так врачевательны! А в ночь на 8 января у дочери стали отходить воды, и другого выхода как, ехать рожать на Соколиную Гору в инфекционный роддом, у нее не было. Меня повезли на кесарево», - услышала я в телефонную трубку. Невозможно забыть детей, их молитву и усердные земные поклоны за мамочку в те минуты, когда появлялась на свет их младшая сестренка. Иринка родилась в 12.30.  А дальше — тягостное ожидание 10 января — первого рабочего дня лаборатории ВИЧ-центра, и еще через несколько дней — результатов анализа. Я настаивала, чтобы дочь позвонила игумену Иоанну: была уверена, что разговор с ним успокоит ее истерзавшуюся душу. Сколько раз испытала я в своей жизни за последние десять лет силу духовного опыта и молитвенной поддержки моего духовного наставника! И своего ребенка подталкивала под его окормление в трудный, тяжелый для нее час. Действительно, дочь позвонила один раз, потом еще и еще. В голосе стала слышна сначала надежда, потом и вера в благополучный исход. Анализ, полученный 13 января, показал отсутствие ВИЧ-инфекции».

Этот рассказ Марины Ивановны был обращен к их гостю — Александру Савельеву, хорошему знакомому и, можно сказать, другу. Как бывший журналист он заинтересовался проблемой и предложил «Родной газете» осветить ее. И вот в дом дочери Щербаковых пришел репортер Герман Петелин — поговорить, увидеть своими глазами участников событий и своими ушами услышать их рассказ. Заранее его попросили не травмировать семью лишними вопросами и, конечно, не фотографировать. Материал появился в газете 27 января 2006 г.

«Но все это время мы были в неведении, газету эту сами никогда не читали и не искали ее, а автор не счел нужным нас известить, — говорит Марина Ивановна, доктор филологических наук, заведующая Отделом русской классической литературы Института мировой литературы Российской Академии наук. — Статью мы увидели только в мае. Содержание ее повергло нас в шок.

Первая наша мысль была подать в суд на репортера. Статью восприняли как пошлятину, такую натянутую, далекую от жизни — в духе мексиканских сериалов, которыми зомбируют телезрителей. Все превращено в примитивную схему, рассчитанную на восприятие человека дремучего и малообразованного. Неприятно было вторжение без спроса в частную жизнь — воровские, сделанные без разрешение кадры, нелепые домыслы о переживаниях дочери и зятя. Такое бывает, когда оценивают жизнь человека со своего очень невысокого кондачка, не имея ни опыта сердца, ни опыта души, поэтому и многое не понимая. Относительно представленных в статье исповедальных разговоров дочери с игуменом Иоанном должна сказать: разумеется, они звучали не так, как описаны в газетном материале. За десять лет своего духовного ученичества я хорошо узнала, как игумен Иоанн ведет к пониманию сути вопроса и верному решению. Вопрошающий уходит от него с уверенностью, что сам все понял, сам до всего дошел, потому что нет ни одного резкого, заявительного», декларирующего слова, есть только бережное отношение к нашему душевному недугу».

О событиях января 2005 г. вспоминает игумен Иоанн: «Мне позвонила Нина, в голосе ее был страх, паника, все то, что обычно приводит к отчаянию и помрачает ум. Она говорила о том, что не хочет жить, что ее жизнь потеряла смысл. Она рассказала о своей беде, не понимая, откуда она пришла, старалась разобраться и не находила ответа. В этих метаниях она, как птица, попавшая в сеть, теряла последние духовные и душевные силы. Дух злобы опутал ее этими сетями и, обезсиленную, тянул в бездну. Обычно в таком состоянии приходят мысли о самоубийстве. В разговоре с Ниной я просил ее только об одном: о терпении и молитве, просил не терять надежду, напоминал о Боге, о вечной жизни. Чтобы утешить ее, говорил о тех ошибках, которые бывают при постановке диагнозов разных болезней. Были случаи, когда не подтверждался и диагноз, поставленный ей. Чтобы помочь Нине, я обратился к нашим прихожанам с просьбой, по возможности, добыть сведения о подобных случаях. Так у меня оказались публикации ученого медика из Иркутска Агеева Владимира Александровича, врача Сазоновой Ирины Михайловны из Москвы и журналиста Дмитревского Андрея Александровича из Москвы. Их я и зачитал Нине по телефону. Только после этого Нина несколько поуспокоилась и попросила меня: «Вы и маме это прочитайте…» Спустя некоторое время Нина сообщила, что диагноз не подтвердился — она здорова. События эти происходили в период подготовки VIII Всероссийских Иринарховских чтений. И поскольку они получили огласку, то наши прихожане просили, чтобы на Чтения были приглашены эти авторы: Агеев, Сазонова и Дмитревский. Их выступления состоялись и вошли в издаваемый ежегодно Сборник Иринарховских чтений за 2005 год.

Есть вирус или его нет, — продолжил отец Иоанн, — эту полемику ведут ученые, люди компетентные. Ни один из священнослужителей не делал никаких заявлений по этому поводу и не может их сделать, т.к.  не специалист в данной области.

Действительно, довольно часто люди, приезжающие за духовным советом в монастырь, задают вопросы, имеющие важное значение в их жизни, но не имеющие отношения к духовности. Священник не может на них отвечать, так как не является специалистом в той области знаний. Но может адресовать к тому или другому специалисту. Монастырь или приходской храм всегда имеет постоянно растущий круг самых различных людей. Среди них есть и ученые, и специалисты в разных областях знаний. Они и приносят в круг прихожан свои знания, информацию, и это естественно. Но это отнюдь не означает, что источником информации является монастырь, его священнослужители. Публикацию в одной из московских газет можно считать провокацией: искажение фактов, фотографии и вульгарный тон — все подобрано для того, чтобы опорочить монастырь и священнослужителя». Таким людям хотелось бы напомнить евангельскую истину: «от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься» (Мф.12,37)).

Екатерина С.
Пос.Борисоглебский