Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Информация

В Крыму, среди учителей общеобразовательных школ был задуман и реализован проект Конкурс на лучший "Урок нравственности". Подробнее...

«Если в нашей стране так легко отобрать детей у матери, так легко разрушить семью, то я не хочу жить в такой стране»

Автор этого письма — 17-летняя девочка из многодетной семьи. Она рассказывает о том, как поступили органы опеки Хомутовского района Курской области отобрав из семьи двух малолетних ее брата и сестру и просит помощи.

Прошу вашего содействия и помощи в сохранении нашей семьи.

Я, Цымбалова Карина, обращаюсь ко всем за помощью в борьбе с чиновниками.

Наша семья состоит из пяти человек:

мама — Цымбалова Галина
папа — Гузун Иван
дочь — Цымбалова Карина (17 лет)
дочь — Гузун Мария (9 лет)
сын — Цымбалов Даниил (2,5 года)

Мне Гузун Иван — отчим, но я зову его папой, т.к.  он растил меня с 2 лет. Он хороший папа, добрый и заботливый, я благодарна ему за это. Маше и Данилке он родной отец. Живем мы все дружно в маленьком селе Искра Хомутовского района Курской области. Трудности бывают у каждой семьи, но если есть взаимопомощь и любовь, то все проблемы решаемы. Колхоз у нас развалился, с работой постоянные перебои, но папа всегда находил работу и подработки, чтобы кормить семью. После окончания 9 класса я поступила в Железногорский техникум сервиса и коммерции. Сейчас учусь на 2 курсе. Жила семья, денег было не очень много, но в доме нашем была доброжелательная атмосфера. Ни разу я не помню, чтобы родители обижали нас или, тем более, били. Я сначала нянчилась с Машей, потом, когда я уехала, подросшая Маша нянчилась с Данилкой. Мы все привязаны друг к другу. Я выросла в этой семье и считаю своих родителей хорошими людьми. Мы — семья.

Сейчас наша семья уже 3 месяца находится в состоянии напряжения. Пестроухова Е.Н.  — начальнике отдела опеки Хомутовского района Курской области выполнила заказ семьи Кургалиных из Хомутовки. У них две дочки (7лет и 2,5года), вдруг они захотели сына, и у нас забрали Данилку и отдали им ! Как такое может быть?! А вот может. Хомутовский район — это маленькое царство со своей властью, и ничего внутри него сделать нельзя. Наши соседи пытались защищать нашу семью, но пока ничего не получилось. Им нужен был именно Данилка, Машу они отвезли в приют, а меня не тронули, потому что учусь и живу в общежитии.

Вот наша грустная история.

Это случилось 1.09.2010г., Данилка девятый день с диагнозом бронхит лежал в районной больнице, уже выздоравливал. Сначала с ним лежала мама, потом маму сменил папа. В детское отделение больницы пришла Матюхина Л. И. (подчиненная Пестроуховой Е.Н., тоже работник органов опеки п.Хомутовка) с милиционерами. Хотя врач еще не выписал Данилку, они забрали его, не смотря на протесты отца. Есть свидетели. Матюхина Л. И. отвела Данилку в парк, где гуляла Кургалина М.А.  со своей младшей дочкой, показала Данилку, спросила: «Нравится мальчик? Ну, забирай». Вот так без оформления необходимых документов Матюхина отдала Данилку Кургалиной. Представляете, какой стресс перенес 2,5-летний мальчик?! Он вдруг больше не видел знакомых лиц, попал к чужим людям. Кстати, мы потом уже узнали, что у Данилки поднималась температура, и Кургалина М.А.  ложилась с ним на 2 дня в больницу. За три месяца Кургалины не купили Данилке ботинки по размеру, он ходит у них в ботинках на 5–6 размеров больших. Мы приходили к ним, это очень тяжело видеть своего родного брата в чужой семье и понимать, что мы не можем забрать его домой. Кургалины строят дом, он еще не отапливается, батареи штабелями лежат. В старую их квартиру Данилка не «проходит по квадратным метрам». Кургалиной М.А.  27 лет, она еще сама может родить ребенка.

Зачем забирать ребенка из семьи, которой он нужен?!

А может дело в сертификате на материнский капитал, который моя мама еще не реализовала?

Кто и чем заинтересовал эту чиновницу, чтобы вот так взять и разорвать семью?

Интересно, а вот если у Пестроуховой забрать ребенка, прочувствует она всю боль потери?

После того, как из больницы увели Данилку, почти месяц мама спрашивала в органах опеки: «Где мой сын?» Пестроухова отвечала, что Данилка в приюте под Курском, врала. Потом на суде (в Хомутовке) Кургалина М.А.  показала, что Данилка с 1.09.2010г. был в ее семье в Хомутовке. До сих пор он находится в их семье. Мы пытаемся пока вернуть его законным путем. Пестроухова Е.Н.  уже несколько раз сказала моей маме, что Данилка останется в семье Кургалиных. Это она так решила.

Сестру Машу забрали тайком, и долго никто из нас не знал, где она. В августе Маша находилась в Детском оздоровительном лагере Конышевского района, как потом мы узнали, со слов Маши: 13.08.2010г. в лагерь за ней приехала тетенька на машине и сказала, что она сейчас отвезет Машу в приют. Маша пыталась держаться за свою вожатую, плакала, но ее все равно увезли. Когда мама узнала, что Машу куда-то увезли, она несколько раз звонила Пестроуховой, спрашивала: «Где Маша?» Но не получала правдивого ответа. Маша и сейчас находится в приюте в Понырях Курской области. Мама последний раз к Маше ездила на День матери. Маша написала письмо в суд: «Я хочу вернуться домой! Я хочу жить с моими мамой, папой, Кариной и Данилкой. Я всех их люблю и без них мне плохо. Защитите нашу семью».

. Летом в лагере с Машей находилась ее двоюродная сестра Даша (10-летняя). Она позвонила маме Маши по телефону и сказала, что Машу забрали из лагеря и увезли в какой-то приют, и что Данилку тоже увезут. Мама с Данилкой в это время находилась в детском отделении Хомутовской больницы. После этого сообщения мама взяла Данилку и уехала с ним к нашим знакомым Баевым в с. Глушково (Курской обл.), там ей помогли люди купить все необходимые лекарства и лечить Данилку. Когда ее там нашли местные участковые, и она вернулась в Хомутовскую детскую больницу, то случилось все именно то, чего боялась мама: 1.09.2010г. пришла помощница Пестроуховой — Матюхина Л.И.  с милиционерами, не предъявляя никакого постановления, забрали Данилку и отвели сразу в чужую семью. (Об этом я уже писала выше).

Если у человека есть власть и печать, сколько же он может написать отвратительных бумаг, которые потом назовет актами, протоколами и документами. А ответить за содержание этих бумаг он может?

25.10.2010г. в Хомутовском районном суде было заседание под председательством судьи Федорова К.В., рассматривалось дело о лишении родительских прав Цымбаловой Г.А.  и Гузун И.С., истцом выступила Пестроухова Е.Н.  от органов опеки. Пришли наши соседи и родственники, они написали ходатайство, я давала показания, защищала своих родителей. Но суд критически отнесся к свидетельским показаниям со стороны ответчика. Ходатайство соседей суд отклонил. В предоставлении государственного защитника моим родителям отказали. Родителям моим в вину ставилось: недостаточное количество продуктов в доме, что у родителей нет постоянной работы (а мама же находится в отпуске по уходу за ребенком до 3лет), что в доме антисанитария, что мало детских вещей и игрушек, сломался холодильник ( а у нас есть холодный погреб), и все время свидетели со стороны истца говорили, что Цымбалова и Гузун злоупотребляют спиртными напитками+ Отец вообще почти не пьет, работает. Все искаженные и преувеличенные показания, которым хотел и поверил судья Федоров, привели к решению: лишить родительских прав Цымбалову и Гузун. Но это же высшая мера!

Никакой угрозы ни жизни, ни здоровью детей на момент изъятия их не было. Да и никогда не было.

Задним числом появилось постановление 199 от 13.08.2010г. Администрации Хомутовского района об отобрании у Цымбаловой всех троих несовершеннолетних детей, и постановление 198 от 13.08.2010г. об отобрании у Гузун И. дочери Маши. У родителей не было возможности за 10 дней опротестовать эти постановления, т.к.  постановления эти не были им предъявлены. По почте лишь 19.09.2010г. пришли эти постановления. А ведь решение суда основывалось именно на этих постановлениях.

Ни мама, ни папа не видели никогда актов, которые были написаны к моменту суда в Хомутовке, родители впервые узнали о их существовании только на суде.

После подачи кассационной жалобы в судебную коллегию Курского областного суда, 09.11.2010г., Пестроухова приехала в наш дом, объявив, что хочет составить акт о жилищных условиях и состоянии помещения, не найдя в доме ничего плохого, хороший акт писать не стала (ведь ей нужен был плохой акт). В доме у нас сделан ремонт, никакого спиртного нет, никто не пьет. Нам сейчас сочувствуют и помогают люди. В доме есть все: продукты, одежда, книжки, игрушки, большой запас дров,… Мы ездим, навещаем Машу и Данилку. Мы выполнили ВСЕ ТРЕБОВАНИЯ Пестроуховой, но она этого не хочет замечать, у нее другая цель. Если бы действительно Пестроухова хотела помочь нашей семье, то сейчас она приходила бы, видела бы изменения и радовалась бы, что семья снова соберется вместе. Вместо этого она говорила маме: «Ничего у тебя не выйдет, можешь не стараться, детей тебе мы не вернем!» А как дальше нам жить? Мы — не мертвая, а живая семья. Мы своих не бросаем. Пусть у нас не очень много денег, но у нас есть гораздо больше: забота друг о друге, взаимопонимание и любовь к своим близким людям.

В актах Пестроуховой много преувеличений и вранья. Сейчас Пестроухова Е.Н.  сказала маме, чтобы она отнесла в семью Кургалиных детские вещи, а в актах, которые читали на суде, писала, что детских вещей в нашем доме нет. Опять возникает тот же вопрос: зачем же Кургалины брали этого мальчика?

Свидетельские показания со стороны истца на суде рассыпаются под давлением фактов. То, что у Данилки в момент изъятия у родителей (по показаниям Кургалиной) были шишки на голове и от него плохо пахло, опровергла на суде врач из детского отделения Хомутовской районной больницы.

Основная функция органов опеки не карательная, не разрушительная, а созидательная и воспитательная. Думаю, что чиновнику Пестроуховой не помогут курсы повышения квалификации, доброта в ее душе отсутствует.

Родная старшая сестра моей мамы (проживает в Карелии, имеет взрослого сына, уже живущего самостоятельно со своей семьей, имеет с мужем хорошую зарплату, большую квартиру) сказала Пестроуховой, что будет усыновлять своих племянников в случае, если 16 декабря в 11 часов судебная коллегия по гражданским делам Курского областного суда оставит решение Хомутовского районного суда о лишении родительских прав в силе. Пестроухова должна была поискать ближайших родственников, желающих взять детей, прежде, чем отдавать Данилку в чужую семью. Но, Пестроухова не пыталась это делать!

Маму жалко, она уже на все согласна, только бы вернули детей. Пестроухова сказала ей пройти курс лечения, закодироваться, мама и это сделала, хотя я считаю, что это было абсолютно лишним, она не пьяница. Мама очень переживает и плачет. За три месяца борьбы с Хомутовскими чиновниками у нее уже почти не осталось сил.

К уполномоченному по правам ребенка при губернаторе Курской области Коллегаевой Александре Орестовне мы с мамой уже ездили, были в октябре у нее на приеме (28.10.2010г). Я просила Коллегаеву А. О. перевести сестру Машу из Поныровского приюта в Железногорский приют (аналогичное заведение для детей в г. Железногорске), чтобы Маша была поближе ко мне (мне 17 лет), чтобы поддерживать ее. Но, к сожалению, Машу так и не перевели. Мы в Поныри к Маше съездили уже 4 раза (и мама, и папа ездили), каждая такая поездка стоит очень дорого, так как приходится делать 2 пересадки. Я писала Коллегаевой А.О.  письма, но ответов так и не получила. Мы потом звонили в ее приемную, разговаривали с ее помощницей - Петраковой Ириной Петровной, просили кого-нибудь приехать, посмотреть условия в нашем доме (мы сделали ремонт), наличие продуктов и вещей, отметить, что семья реагирует на замечания правильно, старается урегулировать все проблемы, стоящие перед ней+ Но Петракова И.П.  возмущенно сказала: «Вы хотите, чтобы я поехала в Хомутовку?! Пестроухова Е. Н. нам не подчиняется, она находится в подчинении Администрации Хомутовского района». Как же так? Ведь по телевизору Коллегаева А.О.  говорила, что у них есть мобильные группы (педагог, юрист, психолог, медик), которые выезжают по просьбе семей по первому же сигналу, разбираются в ситуации, пусть бы приехали к нам. Я об этом просила Коллегаеву А.О.  в письме, но никто из областного центра к нам не приехал. Наверное, очень заняты, решают теоретические задачи.

Люди нам посоветовали выезжать из нашей деревеньки Искры, где нет работы, нет постоянного заработка. Сейчас есть возможность трудоустроить маму и папу в Железногорске. Пусть мы пока будем снимать жилье, но нас больше не обвинят в бедности и не заберут детей.

Пожалуйста, помогите нашей семье, мы постараемся зарабатывать больше денег и стать очень благополучной семьей во всех смыслах.. Я выросла в этой семье и не считаю, что моя семья заслуживает такого сурового наказания. Бедность — не причина, чтобы вот так отбирать детей.

До суда в Курске осталось 10 дней! Суд состоится 16 декабря в 11 часов по адресу: г. Курск, ул. Кирова, 28.

Пожалуйста, помогите нам.

Карина Цымбалова.