Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Информация

Ответственность за пропаганду гомосексуализма и судебная практика.

Справка по истории уголовной ответственности за гомосексуализм в РФ.

До 1997 г. В России существовала уголовная ответственность за гомосексуализм.

В советском уголовном праве мужеложство относилось к преступлениям против личности. Ответственность за мужеложство введена в Уголовный кодекс РСФСР (1926 г.) с 1934 г.

Статья 154-а УК РСФСР предусматривала ответственность за половые сношения мужчины с мужчиной (мужеложство) на срок от 3 до 5 лет, Если указанные действия совершались с применением насилия или были связаны с применением насилия или с использованием зависимого положения потерпевшего, наказывалось лишением свободы от 5 до 8 лет. Вскоре эта норма вошла в уголовные кодексы всех советских республик.

В 1993 г. законодатели пошли по пути либерализации законодательства и ФЗ № 4901-1 от 29.041993 г. видоизменили статью. Преследоваться по закону стало половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство), совершенное с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, или с использованием зависимого положения либо беспомощного состояния потерпевшего. Санкция предусматривала наказание в виде лишения свободы до 7 лет.

Уголовное наказание за гомосексуализм было уже полностью исключено из новой редакции Уголовного кодекса РФ (1996 г) с момента его вступления в законную силу с 01.01.1997 г.

Через пятнадцать лет после полной отмены уголовной ответственности за мужеложство в России законодатели вновь вернулись к необходимости защиты подрастающего поколения от навязывания гомосексуализма и иного сексуального девиантного поведения как нормы поведения. Однако в законодательном порядке только в 2013 г. удалось принять закон, предусматривающий лишь меры административного наказания за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних.

ФЗ № 135 от 29.06.2013 г. в Кодекс об административных правонарушениях РФ введена статья 6.21 «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних»

Данный законопроект не был первым предложением внести законодательные ограничения относительно гомосексуализма и иных форм «нетрадиционных сексуальных отношений». Но если законодатель до поры до времени не регулировал данные вопросы, то в судебной практике ранее они уже поднимались.

Предлагаем ознакомиться с судебными актами российских и международных инстанций по данной теме.

Конституционный Суд РФ

В Определении Конституционного Суда РФ от 19 января 2010 г. № 151-О-О (п. 3) указывается, что региональный законодатель «установил меры, направленные на обеспечение интеллектуальной, нравственной и психической безопасности детей, в том числе в виде запрета совершать публичные действия, направленные на пропаганду гомосексуализма».

По мнению КС РФ, «сам по себе запрет такой пропаганды - как деятельности по целенаправленному и бесконтрольному распространению информации, способной нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе сформировать искаженные представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений, - среди лиц, лишенных в силу возраста возможности самостоятельно критически оценить такую информацию, не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан».

Суд также указал, что «подобные ограничения не закрепляют какие бы то ни было меры, направленные на запрет гомосексуализма или его официальное порицание, не содержат признаков дискриминации, по своему смыслу не допускают избыточные действия органов публичной власти. Соответственно, оспариваемые заявителями положения данных законов не могут рассматриваться как несоразмерно ограничивающие свободу слова».

Верховный Суд РФ

Верховный Суд РФ Определением Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 15 августа 2012 г. № 1-АПГ12-11 дал определение пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, которая «предполагает активные публичные действия с указанными выше целями, связанные с формированием привлекательного образа нетрадиционной сексуальной ориентации, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений». Именно эти положения легли в основу содержания ст. 6.21 КоАП РФ.

Следует отметить, что из содержания указанного судебного акта следует, что не любые публичные действия могут быть признаны пропагандой. Ее запрет «не препятствует реализации права получать и распространять информацию общего, нейтрального содержания о гомосексуальности, проводить публичные мероприятия в предусмотренном законом порядке, в том числе открытые публичные дебаты о социальном статусе сексуальных меньшинств, не навязывая гомосексуальные жизненные установки несовершеннолетним как лицам, не способным в силу возраста самостоятельно критически оценить такую информацию».

Европейский Суд по правам человека встал на позицию защиты прав сексуальных меньшинств на пропаганду своих взглядов.

Указанное в позиции ВС РФ разделение между «пропагандой» гомосексуализма и его «обсуждением», «информированием» интересно с точки зрения соответствия российской судебной практики практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

В частности, позиция ЕСПЧ отражена в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 21 октября 2010 г. Согласно п. 84, которого, «не существует двусмысленности в отношении признания другими государствами-участниками права людей открыто называть себя геем, лесбиянкой или иным сексуальным меньшинством и пропагандировать свои права и свободы».

Как отметил Европейский Суд, в его распоряжении «отсутствуют научные доказательства и социологическая информация, подтверждающие, что обычное упоминание о гомосексуальности или открытая общественная дискуссия о социальном статусе сексуальных меньшинств окажет негативное воздействие на детей или «ранимых взрослых». По мнению суда наоборот, только с помощью справедливой и общественной дискуссии общество может обратиться к таким сложным вопросам, которые были подняты в данном деле. Дискуссию о том, может ли человек быть воспитан как гомосексуалист, склонен к гомосексуальности или переманен из нее или может ли он добровольно выбрать ее или отказаться от нее, пытался инициировать в настоящем деле заявитель.

В итоге, Европейский суд пришел к выводу, , что позиция РФ нарушает ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

Судебная практика

По итогам проведенного выше анализа можно констатировать наличие в судебной практике как минимум трех различных понятий:

Позиции судов по каждому из названных пунктов состоят в следующем:

Следовательно, основной вопрос в том, допускает ли вводимое законопроектом понятие «пропаганды гомосексуализма» такое его толкование, что речь будет идти не о навязывании «нетрадиционного» взгляда на сексуальные отношения, а будет преследоваться даже «информирование» и «обсуждение».

Подводные камни правоприменения.

По закону должно будет преследоваться «распространение информации», направленное на определенные цели - такие, как «формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок». Но российское законодательство не содержит такого понятия как «нетрадиционная сексуальная установка», а само понимание термина «установка», заимствованного из психологии, весьма неоднозначно и в самой психологии. Неопределенность понятии, может толковаться судами произвольно. Принятый закон фактически объявляет недопустимым возникновение интереса среди несовершеннолетних к «нетрадиционным сексуальным отношениям».

Таким образом, правоприменение законопроекта определенным образом может вступать в противоречие с нормами международного права, и со сложившейся прежде практикой российских судов.

Документы по теме:

Аналитический отдел НП Родительский комитет.

(При подготовке материала использовались данные статьи Сергея Хаванского - руководителя Правовой редакции Компании Гарант).